Обычная версия сайта Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A
123

Министерство образования и науки
республики Дагестан

Версия для слабовидящих
  • Instagram
  • Twitter
  • Facebook
  • ВКонтакте
  • YouTube
ГЛАВНАЯ МИНИСТЕРСТВО ДОКУМЕНТЫ ПРЕСС-ЦЕНТР ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ ОТКРЫТОЕ МИНИСТЕРСТВО
Деятельность /  Наши ветераны / 

Нурбагандов Али Магомедович

Нурбагандов Али Магомедович

 

 

 

Нурбагандов Али Магомедович, дедушка Сулеймановой Мадины Хизриевны, главного специалиста-эксперта Управления развития общего образования  

 

 

Нурбагандов Али Магомедович родился 25 октября 1924 года на хуторе селения Сугурбы-Махи, Урахи, Сергокалинского района.

Бывший первый секретарь Сергокалинского райкома КПСС, бывший министр сельского хозяйства и лесного хозяйства ДАССР, ветеран Великой Отечественной войны. Человек, внесший большой вклад в социально-экономическое развитие района, Али Нурбагандов – прожил долгую, интересную жизнь. В ней была история преобразований, происходивших в стране…

Из воспоминаний: «В 1942 году я учился в 10 классе урахинской средней школы Сергокалинского района. В феврале 1942 года ушел добровольно служить в Красную Армию.

Направляясь в Тбилиси, на железнодорожной станции Баладжар встретил своего троюродного брата Далгата Магомедова, который был призван в августе 1942 года и мы с ним тепло попрощались.

В середине февраля 1942 года мы прибыли в Тбилиси, где нас начали обучать. Училище готовило младших офицеров (командиров взводов). Срок обучения 6 месяцев, занимались 12 часов в сутки. В апреле 1942 года училище перебросили в город Гагра Абхазский АССР, там мы обучались до 28 августа 1942 года.

К этому времени мы, курсанты, сдали экзамены и ждали приказа Закавказского военного округа о присвоении нам воинских званий «младший лейтенант». 28 августа 1942 года мы вернулись с занятий, пообедали и отдыхали. Примерно в три часа дня нас подняли по боевой тревоге, и мы маршем двинулись в сторону озера Рица.

Пройдя перевал, 3 сентября 1942 года в вечернее время наш батальон вступил в бой в селении Псху с прорвавшимися через главные Кавказские перевалы отборными немецкофашистскими частями стрелкового корпуса «Эдельвес».

Через сутки наш 5-й батальон из селения Псху перебросили сражаться на перевал Чумахара против прорвавшихся немецких частей, и, вступив в жестокие бои, через трое суток нам удалось не только остановить, но и очистить южные склоны перевалов, отбросить немцев на северные склоны и занять оборону. В этих боях были убитые и раненые как с нашей стороны, так и со стороны немцев.

У нас в сумке был сухой паек, состоявший из банки тушенки и 250 граммов сухарей. Поек сразу съели, а потом более десяти дней ничего не ели. Люди начали пухнуть, тяжело переносили высокогорье. В батальоне организовали вьючный караван, и начали привозить из Псху боеприпасы и продовольствие. В первые дни после голодовки принесли сухари, и мы ели по три ложки, запивая водой. Впоследствии нас стали нормально обеспечивать питанием и боеприпасами.

Во время раздачи сухарей немцы засекли нас и начали обстреливать из миномета. Меня легко ранило в правую ногу.

Находясь в обороне, вели позиционные бои. С конца сентября начал выпадать снег. Уже к октябрю перевалы полностью были закрыты. Имея сведения о противнике, что он оставил перевалы и основные силы оттянул в более безопасные места, по приказу командира училища наш батальон передислоцировался в селение Псху. Но дозорные отделения находились на главных огневых точках перевалов.

В начале ноября, находясь в дозорном подразделении на перевале, я и несколько других курсантов получили обморожения ног и ушей. Все мы ходили в старом летнем обмундировании. Когда спустились в селение, я обратился в санчасть, и меня на следующий день самолетом отправили в госпиталь города Сухуми. В госпитале я пролежал до 20 декабря.

После госпиталя меня направили в город Кутаиси, где я получил назначение в 1-й отдельный горно-стрелковый отряд альпинистов, который оборонял перевалы Клухорский и Нахара. В отряде я был в звании старшего сержанта помощником командира взвода, участвовал в боевых действиях до февраля месяца 1943 года. Командиром отряда был капитан Марченко, а командиром нашего взвода был старший лейтенант Свешников.

В январе-феврале 1943 года немцы начали отступать с Северного Кавказа. Мы принимали участие в боевых действиях против немецких частей. После освобождения курортного поселка Теберда, наш отряд был отозван с фронта.

До конца августа 1943 года мы перетаскивали с гор вниз (на склады) боеприпасы и продовольствие, оставленное на перевалах врагом и нашими войсками.

В первых числах сентября 1943 года меня направили в Буйнакское военное пехотное училище, которое находилось в городе Степанакерт Азербайджанской ССР.

В Буйнакском пехотном училище я встретил преподавателей из Тбилисского пехотного училища, а также земляка, который учился в этом училище. Обратился с рапортом к начальнику училища полковнику Пискунову с просьбой допустить меня к экзаменам и перевести в выпускной батальон. Сказал ему, что я уже учился 6 месяцев в Тбилисском пехотном училище, преподаватели, которые находятся здесь, это могут подтвердить.

Просьба моя была удовлетворена. Меня перевели в выпускной батальон. Я сдал экзамены, получил звание младшего лейтенанта, и 20 декабря был направлен на фронт.

Уезжая из училища, мой земляк Магомедов Гебек дал телеграмму родителям, что он едет через Баку и Дербент на фронт, чтобы его встретили на станции Каякент. На станции Каякент эшалон был остановлен для заправки паровоза водой.

Воспользовавшись этим, я вышел из вагона и зашел внутрь здания станции. Там увидел трех мужчин, одетых в папахи и шубы. Я спросил их, кто они и что здесь делают. Они ответили мне, что они приехали из села Нижнее Мулебки Сергокалинского района, получили телеграмму от своего сына и ждут его здесь.

Мой земляк Гебек Магомедов ехал в соседнем вагоне и заснул. Узнав, что они приехали встретиться с ним, я отвел их в вагон, в котором ехал Магомедов Гебек. Вместе с ними мы ехали до самого Гудермеса. Потом они сошли, а мы продолжили ехать дальше.

В первых числах января 1944 года я прибыл на 4-й Украинский фронт в 986-й стрелковый полк 230-й стрелковой дивизии. Была ночь, в штабе полка мне сказали взять в руку кабель полевого телефона и идти по кабелю, который приведет во взвод. Так я прибыл ночью во взвод, не увидев и не познакомившись ни с командиром батальона, ни с командиром роты, и принял взвод от помощника командира взвода.

Дивизия наша занимала оборону и вела ожесточенные бои с противником на левом берегу Днепра. Противник удерживал плацдарм на левом берегу, стремился прорваться и выйти на Крым. В конце февраля 4-й Украинский фронт пошел в наступление, чтобы освободить Крым, а нашу дивизию, а также участок, занимаемый дивизией, передали 3-му Украинскому фронту. Наш фронт также пошел в наступление.

Выбив немцев с плацдарма и освободив несколько крупных населенных пунктов, наша дивизия вышла к Днепру.

Форсировав Днепр, в марте и апреле мы продолжали боевые действия на правом берегу Днепра на территории Запорожской и Одесской областей.

4 апреля 1944 года командир полка вызвал меня (тогда я был командиром взвода автоматчиков) и приказал захватить железнодорожную станцию, чтобы перерезать железную дорогу, ведущую к Одессе. Это было уже к закату солнца, в 5-6 часов вечера.

Не имея сведения о враге, я повел взвод в наступление.

Немцы с трёх сторон открыли по нам ураганный огонь.

Стреляли из пулеметов и артиллерии. За 300-400 метров до железнодорожной станции враг прижал нас к земле. Я принял решение броском захватить железнодорожную станцию.

Скомандовал: «Броском вперед на врага!»

Поднялся весь взвод, но только мы бросились в атаку, в этот момент меня ранило насквозь в шею, перебив третий шейный позвонок, и одновременно в правое предплечье.

Сначала я не понял, что случилось, упал. Заметил, что изо рта идет кровь, а из глотки брызжет струя. Начал постепенно терять сознание. Был холодный вечер, на поле лежал тонкий слой снега. Подобрала меня медсестра. Утром я пришел в сознание, увидел, что лежу в сарае на соломе.

Подоспевшая на помощь рота и оставшиеся в живых бойцы взвода захватили железнодорожную станцию.

В моем взводе было два брата (армяне). Младшего ранило в руку, увидев это, я приказал ему отползти назад и прекратить вести бой. На мою команду, он ответил мне: «Не могу, товарищ командир, оставить бой, мой старший брат еще в бою». Через минут 5-10 второй пулей он был убит, а старшего брата я встретил в госпитале в Одессе. Он рассказал, что случилось с нашим взводом. Из 23 человек осталось 9, остальные были убиты или ранены.

Из Одессы нас, тяжелораненых, перевезли в Днепродзержинск. А из Днепродзержинска 17-18 числа отправили в Тбилиси. В пути у меня открылось кровотечение.

Когда санитарный поезд проехал Минеральные воды, врач подошел ко мне и сказал, что в этих условиях он не может остановить кровотечение. Кровь у меня шла из раны и изо рта.

Под утро 20 мая, когда наш поезд прибыл в Махачкалу, на станции они передали меня медицинским работникам. Они отвезли меня в сортировочный госпиталь, который находился в здании нынешнего педагогического университета. Врачи разрезали гипс, осмотрели рану и остановили кровь.

С января 1943 года у меня связи с домом не было, поэтому из госпиталя написал письмо в Урахинский сельский совет, что лежу в Махачкале в госпитале и прошу сообщить об этом моим родственникам. В то время я еще не знал, что наши хуторяне были переселены в Чечню, Не знал о гибели дяди Нурбаганда, что дядя Раджаб вернулся с фронта и работает начальником милиции Сергокалинского района. По счастливой случайности, когда в сельсовете получили моё письмо, отец и Гулбарият оказались на Урахинском базаре.

Отцу сообщили о моем письме и о том, что я нахожусь в Махачкале. Отец и мать приехали ко мне в Махачкалу.

Пролежал я в Махачкале до 20 сентября 1944 года.

В сентябре 1944 года меня выписали из госпиталя. И мы, три офицера, получив направление на фронт, уехали из Махачкалы. Через трое суток мы приехали в город Кременчуг Украинской ССР. Здесь мы должны были прокомпостировать билеты на Одессу. В комендатуре Кременчуга, куда мы пришли, чтобы прокомпостировать билеты, нам сообщили, что есть приказ Верховного Главнокомандующего: «Офицеров и имеющих ограничения годности по ранениям, на фронт не направлять, использовать в тыловых частях». Из Кременчуга нас направили в 61-й запасной офицерский полк Харьковского военного округа. В полку было около 800 офицеров, которые ждали назначения в части. Здесь я находился до конца октября 1944 года.

В первых числах ноября 1944 года меня и еще нескольких офицеров откомандировали в город Москву в Министерство внутренних дел СССР для прохождения воинской службы.

6 ноября, получив предписание, я поехал в Крым. Когда я прибыл в часть, мне сказали, что офицерским составом часть полностью укомплектована, поэтому принять на службу не могут. Там я заболел воспалением легких и находился один месяц в госпитале.

После выхода из госпиталя меня направили в город Краснодар. Там мне предложили поехать в Армавир. Прибыв в Армавир, зашел в комендатуру, чтобы узнать, где находится часть. Там мне ответили, что эта часть у них не зарегистрирована. Выйдя из комендатуры, встретил старшину внутренних войск, спросил, не знает ли он воинскую часть МВД СССР. Он ответил, что сам из этой части, часть находится в семи километрах от города в степях в направлении на Ростов.

Стояла очень холодная ветреная погода. Я шел туда, пока не натолкнулся на их бараки. Часть, куда я прибыл, занималась военнопленными. Командир части принял меня и, выслушав, сообщил, что они тоже офицерами полностью укомплектованы, и предложил вернуться в Москву в МВД СССР. Приехал в Москву, обратился в МВД, и меня обратно направили в Харьков в запасной офицерский полк, откуда я к ним и прибыл.

В апреле 1945 года, с маршевой ротой из Харькова, меня направили в 936-й стрелковый полк 254-й дивизии на 1-й Украинский фронт. Принимал участие в боевых действиях на территории Чехословакии.

Войну закончил 9 мая 1945 года недалеко от Праги. Из Чехословакии пешим ходом вернулись в Польшу. Оттуда, в сентябре 1945 года, также пешим строем прибыли в Драгобычскую область Западной Украины.

В 1946 году наш полк нес службу в нескольких населенных пунктах и принимал участие в боевых действиях против бандеровцев. В одной из операций я чуть не был убит пуля пробила шапку, но не задела голову. Прослужил в этом полку до июня 1946 года. В июне в полк прибыло пополнение молодых офицеров, а нас, офицеров с ограничениями годности к военной службе, демобилизовали. 20 июня 1946 года приехал домой».

В 1946 году Нурбагандов А.М. поступил в Дагестанский педагогический институт. В 1949 году, после окончания 3-го курса, по рекомендации обкома комсомола, был принят в органы госбезопасности ДАССР. Работал оперуполномоченным и секретарем комитета комсомола.

В сентябре 1951 года его направили служить начальником Шурагатского районного отделения госбезопасности. В 1954 году районное отделение сократили, а Али Магомедовича назначили инструктором орготдела обкома КПСС.

В 1954-1958 годах работал вторым секретарем Сергокалинского райкома партии.

В 1958-1960 годах учился в Высшей партийной школе при ЦК КПСС в Москве. После окончания школы, с 1960 года по февраль 1973 года, работал первым секретарем Сергокалинского райкома партии.

С февраля 1973 года по апрель 1975 года работал министром сельского хозяйства, а с апреля 1975 года по май 1985 года работал министром лесного хозяйства.

С 1961 года по 1985 год избирался членом обкома партии, депутатом Верховного Совета ДАССР.

В 1985 году ушел на пенсию. После ухода на пенсию работал заведующим Управления Делами Совета Министров ДАССР и курировал административные органы. С 1991 по 1994 год работал главным специалистом Министерства по делам национальностей.

Награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Октябрьской революции, орденом Трудового Красного Знамени и 16 медалями, 4 грамотами Президиума Верховного Совета ДАССР и Государственного совета Республики Дагестан, Почетными грамотами Минсельхоза и Минлесхоза РСФСР. В этом году ветерану, общественному и политическому деятелю Дагестана исполнилось бы  95 лет.


Опубликовано:2019-04-30 00:00:00
Обновлено:2019-04-30 10:47:27
Навигация
Официальный сайт президента РД
Официальный сайт Правительства Республики Дагестан
Официальный сайт министерства образования и науки РФ

Опрос

Как Вы относитесь к процедуре проведения ЕГЭ?
Хорошо, результаты ЕГЭ стали более объективными
Хорошо, но пристальное внимание со стороны мешает учащимся сосредоточиться на выполнении заданий
Плохо, не удается воспользоваться шпаргалками
Результаты
Всероссийская олимпиада школьников ЕГЭ Портал государственных и муниципальных услуг Официальный интернет-портал правовой информации